ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало




Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



В семействе у него семь дочерей…

К 155-летию со дня рождения епископа Серафима (Коровина)


Двухтысячный шагает по планете, А нас обуревают миражи. Как жили наши предки в прошлом веке? О, Господи, во сне хоть покажи! Любили, ссорились, детей рожали… И вот мы, внуки, вспоминая их, Глядим на фотографии – «На память…» – Единственное, что осталось нам от них.

(Елизавета Коровина в юности)

Простые и не совсем складные строки. Но послушайте, кто их автор! Это Эмилия Дмитриевна Морозова, урожденная Марусина – дочь Елиpаветы Александровны Марусиной, урожденной Коровиной – дочери священника Александра Коровина. ОтеАлександр, позднее принявший монашество с именем Серафим, стал последним наместником тюменского Троицкого монастыря перед его закрытием в 1923 г., и был викарным епископом Ялуторовским, арестованным в 1931 г. по обвинению: «руководитель контрреволюционной церковно-повстанческой организации «Союз спасения России»». Крупное было дело. Именно оно положило начало массовым арестам духовенства Тобольской епархии.

А тут – стихи… Внучка Эмилия… Откуда она взялась? Взялась она, как это ни странно, из книги «История тюменской школы № 25». Тиражом всего 100 экземпляров. И попала она нам в руки почти совершенно случайно.

Сначала увидела фотографию, подпись под которой гласила: семья священника Серафима (Коровина). Начало 1900-х гг. Автоматически поправляю неточность: священника Александра Коровина. Именем Серафим он был наречен позднее, при монашеском постриге. А здесь он Александр Серапионович Коровин. Отец большого семейства, про которое очень мало знаем.

И вот теперь… Листаю книгу. И замираю... «…Уникальный архив фотографий и документов, рассказывающий об учительской династии, преподававшей в церковно-приходских и советских школах, был собран выпускницей и бывшей учительницей географии тюменской школы № 25 Эмилией Дмитриевной Морозовой (Марусиной). Архив передан ею в Музей истории Тюменского государственного университета. Ее дед – Коровин Александр Серапионович…».

Учительская династия Коровиных берет начало с главы семейства. Родился Александр Коровин 18 ноября 1863 года в с. Жуковском Туринского округа, в семье пономаря Серапиона Коровина. Отец умер рано. Мать, Ольга Симеоновна, осталась без кормильца. Надо полагать, Александр был не единственным ее ребенком. Во всяком случае, когда ему пришло время поступать в Тобольское духовное училище, он был зачислен на казенный счет. Учился воспитанник Александр Коровин хорошо. По окончании училища продолжил образование в Тобольской духовной семинарии, из стен которой вышел 30 июня 1885 г. со званием студента и аттестатом первого разряда.

15 декабря 1885 г. Преосвященным Авраамием Александр Коровин был рукоположен во священника к село-Шороховской Иоанно-Богословской церкви Ялуторовского округа. Перед рукоположением вступил в законный брак с купеческой дочерью Анной Петровной Шолутинской. Вместе с ними жила и мать о. Александра – вдова Ольга Симеоновна Коровина. Первая дочь Александра появилась на свет в Шороховском 4 ноября 1886 г. Прослужив три года, Александр Коровин подал прошение о переводе из с. Шороховского в с. Фоминское Тюменского округа. В фоминском Сретенском храме он служил на протяжении четырех лет. 1 декабря 1888 г. у супругов Коровиных родилась вторая дочь Агния. Несмотря на молодость, пастырские и организаторские способности священника Александра не остались незамеченными. С 9 октября 1888 г., по распоряжению епархиального преосвященного, он проходит должность помощника наблюдателя и члена-экзаменатора церковно-приходских школ 2-го благочиния Тюменского округа. Его превосходительство начальник губернии в своем отношении на имя архипастыря от 4 декабря 1891 г. рекомендовал священника с. Фоминского Александра Коровина для вынесения благодарности, «как усердно относящегося к своим обязанностям законоучителя» фоминского сельского училища.

В 1892 г. 29-летний о. Александр был перемещен на священническую вакансию к градо-Тюменской Покровской (с1895 г. – Ильинской) церкви. С возложенными на него обязательствами священник Александр Коровин справлялся безупречно, о чем свидетельствуют полученные церковные награды. 4 июня 1893 г. Преосвященным Иустином «за отлично-усердную и полезную службу» награжден набедренником, 18 июля 1896 г. Преосвященным Агафангелом награжден скуфьей.

(Священник Александр Коровин в кругу семьи. Курган, 8 августа 1905 г.)

Круг обязанностей расширяется. 19 февраля 1893 года о. Александр определяется членом и секретарем Тюменского уездного отделения Тобольского епархиального училищного совета. Стало ясно, что ему под силу руководство школами в уездном масштабе, и 23 августа 1896 г., резолюцией Его Преосвященства и Тобольского епархиального училищного совета, священник Александр Коровин утверждается уездным наблюдателем церковно-приходских школ и школ грамоты Тюменского округа, а в апреле 1899 г. перемещается на должность курганского наблюдателя церковных школ, с причислением к градо-Курганской Троицкой церкви. К тому времени семейство Коровиных пополнилось еще двумя детьми, родившимися в Тюмени: 26 марта 1894 г. на свет Божий появилась дочь Лариса, а 4 сентября 1895 г. – Елизавета. О. Александр продолжает усердно трудиться на ниве пастырского служения и просвещения, удостаиваясь высоких церковных наград. Определением Святейшего Синода от 11-19 апреля 1900 г., ко дню рождения Его Императорского Величества, удостоен награждения камилавкой. Постановлением училищного совета при Святейшем Синоде от 10 апреля 1901 г., «за особые труды, усердие и ревность по благоустройству местных церковно-приходских школ», награжден книгой «Библия». Определением Святейшего Синода от 7 апреля 1905 г. «удостоен награждения наперсным крестом, от Святейшего Синода выдаваемым».

Сохранилась фотография семейства Коровиных, датированная 8 августа 1905 г. На ней мы видим 42-летнего о. Александра с матушкой Анной и детьми. Их уже шестеро. Старшая Александра вышла замуж и подарила родителям внука. Мальчик восседает на деревянной лошадке рядом с бабушкой. Слева от о. Александра – две малышки.

Эти появились на свет уже в Кургане: Мария, ей здесь 4 года, родилась 27 декабря 1900 г., и 2-летняя Алевтина (3 июня 1902 г.). За родителями – старшие дочери: (слева направо) Елизавета (9 лет), Александра (19) , Лариса (11) и Агния (17). Последняя – Серафима – появится через год, 27 октября 1906 г.

О священнике Александре Коровине в бытность его служения в курганской Троицкой церкви сохранились воспоминания Владимира Волкова – сына курганского священника Македона Волкова: «Третьим священником Троицкой церкви был о. Александр Коровин… Типичный городской батюшка, отец мно- гочисленного семейства, состоявшего исключительно из дочерей-красавиц, которым о. Александр дал приличное образование… О. Александр был весьма обходительным человеком, со всеми одинаково приветлив, радушен, гостеприимный хозяин. Служил он степенно, был строгим уставщиком и, кроме того, еще и миссионером. …Во всем его внешнем облике было что-то, располагающее к себе: среднего роста, немного дородный, блондин, со светлыми глазами, с русыми недлинными волосами, гладко зачесанными за уши, с небольшой русой бородкой, без очков. У о. Александра была богатая библиотека, и среди книг – редкие старопечатные церковные книги. Сам он был начитанным человеком. Как миссионер был известен своей полемикой со старообрядцами, которых проживало в Курганском уезде довольно много».

(О. Александр Коровин в кругу родных и близких. Курган, около 1911 г.)

…Наступил 1908 год, принесший в семью Коровиных тяжкие испытания. Безвременно умирает матушка Анна, и о. Александр остается вдовцом с пятью несовершеннолетними детьми на руках. Старшей из них – Ларисе – четырнадцать, а малышке Серафиме всего два года. Девочкам пришлось рано повзрослеть и помогать в работе по дому и уходу за младшими сестрами. Слава Богу, в семье находилась мудрая наставница и советчица – бабушка Ольга Симеоновна.

А вот и фотография, опубликованная в «Истории тюменской школы № 25». Судя по всему, снимок сделан око ло 1911 г. [поправка к «Истории тюменской школы № 25», там – начало 1900 х гг. – прим. авт.]. Мать о. Александра, Ольга Симеоновна, сидит рядом с сыном. Девочки изрядно подросли. Старшему внуку на вид лет семь, он в заднем ряду, рядом со своими родителями – Александрой Александровной и ее мужем. Стала матерью и вторая дочь – Агния (слева от о. Александра). У нее на руках двух или трехлетняя девочка. Рядом с Агнией, с книжкой в руках, младшая Серафима, ей около пяти. В переднем ряду гимназистки: (слева направо) Елизавета (16 лет), Лариса (около 17 с половиной), Алевти на (9) и Мария (11). Взрослая женщина справа – возможно, свекровь кого то из старших дочерей.

Жизнь продолжается. Надо трудиться, надо выводить детей в люди. И о. Александр трудится. Как всегда, усердно, с полной отдачей сил. К 6 мая 1910 г. – высокоторжественному дню рождения Его Императорского Величества – священник градо-Курганской Троицкой церкви Александр Коровин награжден орденом св. Анны 3 степени. В 1915 г. распоряжением епархиального начальства перемещен на должность бесприходного наблюдателя церковно-приходских школ. На этом относительно спокойное течение церковной жизни обрывается. Грянул 1917 год.

Летом 1917 г. в Кургане созывается первый уездный съезд духовенства и мирян. Священник Александр Коровин избирается председателем съезда и его исполнительного органа – Уездного совета духовенства и мирян. В феврале 1918 г. Уездный совет прокомментировал опубликованный в центральных газетах Декрет Совета Народных Комиссаров «О свободе совести, церковных и религиозных обществах»: «Больше всего Декрет ударяет по Православной Церкви. Если бы он ограничился только тем, что отдал все церковное дело под защиту самих ве рующих. Но он в корне разрушает всякое религиозное общество. …Декрет дает возможность разогнать чуть ли не штыками не понравившийся кому-то крестный ход, церковную процессию, может случиться, и похоронную. Он лишает возможности обучать наших детей Закону Божию. Мы не можем согласиться с таким декретом, православные! Мы должны добиваться того, чтобы законы о вере издавались с нашего согласия. Скажем твердо, что такой закон нам не подходит…».

Из последних документов канцелярии епископа Тобольского, опубликованных перед закрытием «Тобольских епархиальных ведомостей», узнаем, что ко дню Святой Пасхи 1918 г. священник градо-Курганской Троицкой церкви Александр Коровин был возведен в сан протоиерея.

Начинается восхождение на российскую Голгофу... Гражданская война. 2 июня 1918 г. советская власть в Кургане пала. О. Александр по прежнему служит в городе. Осенью 1918 г. утверждается благочинным градо-Курганских церквей. Власть Колчака в Кургане продержалась чуть более года. Священник Коровин эвакуируется с Белой армией на восток. Дошел до Красноярска, где служил делопроизводителем епархиального свечного завода. В 1920 г., после разгрома Колчака, отправил тюменскому викарному епископу Иринарху письмо с прошением предоставить ему священническое место в Тюмени. В октябре 1920 г. получил назначение на должность священника Вознесенской церкви.

В 1921 г., после того как все его дочери вышли замуж, священник Александр Коровин принял монашеский постриг с наречением имени Серафим. Сразу же после этого Преосвященный Иринарх совершил его рукоположение в сан архимандрита с назначением на должность наместника тюменского Троицко го монастыря, где он служил до его закрытия в 1923 г. За сопротивление при ликвидации обители вместе с другими монашествующими был арестован и три месяца находился в заключении. После своего освобождения был определен на стоятелем Знаменского собора.

В 1924 г. духовенство и миряне бывшего Ялуторовского уезда выдвинули кандидатуру архимандрита Серафима в викарные епископы Тобольской епархии, и в июне того же года Святейший Патриарх Тихон совершил в Москве его епископскую хиротонию. Некоторое время кроме Ялуторовского викариатства в ведении епископа Серафима находилось и Тюменское викариатство, включавшее восемь благочиний.

(Епископ Серафим с родными и близкими. Конец 1920-х г.)

Это был период глубочайшего внутрицерковного раскола на сторонни ков патриаршей церкви (тихоновцев) и живоцерковников (обновленцев). За активное противодействие последним епископ Серафим постоянно подвергался в обновленческой печати нападкам и оскорблениям. Так, в 1925 г. женатый обновленческий архиепископ Ишимский Алексий (Копытов) в статье «Угар тихоновщины», опубликованной в 3-4 номерах иркутской газеты «Церковный вестник», писал: «Вы остановились бы на одном Серафиме Ялуторовском, и им одним могли бы вразумить прихожан и отбросить агитаторов. Ибо, кто он был раньше? – Священник Коровин, женатый, родивший чуть не дюжину дочерей... Однако он в старости причтен был к лику монахов... Насадить на епископские кафедры монахов с целым хвостом детей... да разве это не насмешка над институтом монашества и над великим епископским служением?». Воистину, мир перевернулся. В грязь втаптываются от века святые понятия: священство в законном браке, семья, дети, которых о. Александр, будучи вдовцом, вырастил, выучил, вывел в люди. И только после того как все дочери обзавелись семьями, принял монашеский постриг, до конца исполнив свой родительский долг.

(Курганская Александровская женская гимназия)

Сохранился снимок приблизительно конца 1920 х годов. В центре – епископ Серафим. Слева от него старшая дочь Александра со взрослым сыном, имя которого остается неизвестным, и двумя девочками подростками. Справа младшая дочь Серафима с двумя малолетни ми детьми.

В 1924 г. представители духовенства одного из благочиний Ялуторовского округа решили объединиться под знаменем ревнителей Православия, дабы бороться с развивающимся обновленчеством и противостоять духу безбожия. Владыка Серафим дал благословение на создание такого объединения, получившего название «Союз спасения России». Союз стремился всеми доступными ему средствами сохранять в Церкви дух истинного Православия и ее каноническую неприкосновенность. 23 октября 1931 г. епископ Серафим был арестован и проходил по делу архиепископа Иринарха (Синеокова Андреевского). 14 мая 1932 г., особым совещанием при Коллегии ОГПУ, по статьям 58-3-11 УК РСФСР, был приговорен к пяти годам концлагерей. Буквально через три месяца, 21 августа 1932 г., 69 летний старец, не выдержав тягот заключения и пересылки, умер. Обстоятельства его смерти и место захоронения неизвестны.

О судьбах дочерей священника Александра Коровина знаем очень немного. Старшая дочь, Александра Александровна, окончила Курганскую Александровскую женскую гимназию, после чего продолжила образование в Петроградском гинекологическом институте. Ее мужем стал служащий Николаевской железной дороги Плечев. Вторая дочь, Агния Александровна, после окончания гимназии вышла замуж за сына пермского чиновника, коллежского секрета ря Константина Александровича Покровского.

Лариса Александровна Коровина (в замужестве Мальцева) после окончания Курганской женской гимназии стала учительницей Второго женского приходского училища. Талантливая поэтесса.

В воспоминаниях писателя Всеволода Иванова «Портреты моих друзей», опубликованных в седьмом номере журнала «Огонек» за 1964 год, читаем: «В 1912, может быть, 1913 году, меня пригнала в Курган безработица… Я работал в типографии Кочешева, выпускавшего, одновременно с коммерческими бланками, газету «Курганский вестник». В этой газете, почти в каждом ее номере, а она выходила, кажется, три раза в неделю, печатались два поэта: Кондратий Худяков и Лариса Коровина.

Лариса Коровина – высокая, красивая девушка, с большими глазами, большими косами, как говорилось тогда, «в русском стиле», с медлительной походкой и взглядом, который никого не видел. Она была дочерью местного священника и печатала стихи преимущественно лирические, тогда как Худяков писал на общественные темы».

(Здание Курганского 2-го женского приходского училища, где служила Лариса Коровина)

Стихотворение Ларисы Коровиной, посвященное тогда только что прославленному в лике святых святителю Иоанну, митрополиту Тобольскому, было опубликовано в октябрьском выпуске Тобольских епархиальных ведомостей за 1916 год:

Святителю Иоанну

Повисла война, словно ворон зловещий,

Над мирною Русью родной,

Разбила покой ея дерзкой рукою

И всех придавила собой.

Пошли от сохи ея дети в Карпаты,

Чтоб смертью ей волю купить,

А дома остались мильоны сироток

В тенетах страдания жить.

И люди устали… От горя,

От стонов, от слез…

И тихо несутся к Престолу Владыки

Людей утомленных мольбы.

И в пору страданья, как ясное солнце,

Взошла над Россией звезда:

Заступник, Молитвенник,

Пастырь великий,

Поддержка во всем и всегда!

Святитель, Отец наш,

пришел в своей славе,

Чтоб скорби людей облегчать,

Чтоб там, в своей дивной

серебряной раке,

Молитвенный зов их внимать.

И люди идут к его гробу Святому

С надеждой на светлый покой.

Идут: и богатый, и бедный, и знатный

Одной нераздельной толпой.

Прими их, Отец наш!

И благостью чудной

Их скорбь и тоску исцели:

Ведь ты наше солнце

в дни тяжкого горя,

Ведь ты – Покровитель земли!

Благодаря материалам из истории 25-й тюменской школы, стало подробнее известно о жизни Елизаветы Александров ны Коровиной, в замужестве Марусиной. В материалах, предоставленных в Музей истории Тюменского государственного университета ее дочерью Эмилией, говорится, что мать «поступала в Красноярский университет, но из за семейных обстоятельств не смогла его закончить и вернулась в Тюмень. В свою очередь, в автобиографии, составленной 19 ноября 1935 г. самой Елизаветой Александров ной, говорится: «В 1920 году приехала в Тюмень и поступила воспитательницей учительницей в детдом имени Ильича». Сопоставив эти данные с фактами из биографии о. Александра, можно заключить, что при отступлении на Dосток с армией Колчака все ужасы гражданской войны – кровопролитные бои, голод и страшную тифозную эпидемию – вместе со своим отцом, священником Александром Коровиным, претерпели и находившиеся при нем дети: Елизавета, Мария, Алевтина и Серафима. Такие вот «семейные обстоятельства»…

Из «Истории школы № 25 г. Тюмени»: «Елизавета Александровна Марусина ра ботала в школе № 25 с 1935 по 1956 гг. За большие трудовые заслуги перед Советским государством и обществом в области народного образования постановлением Президиума Верховного Совета СССР награждена орденом Трудового Красного Знамени СССР. В список ее наград вошли орден Ленина и Медаль за доблест ный труд в Великой Отечественной войне 1941 1945 гг.».

Дочь Елизаветы Александровны – Эмилия Дмитриевна Марусина, в заму жестве Морозова, – родилась в Тюмени 30 июня 1929 г. В 1952 г. окончила естественный факультет Тюменского педагогического института. Преподава ла географию в женской школе № 14 по ул. Луначарского, затем в школе № 25. В своих неумелых (но столь драгоценных), почти частушечных, стихах Эмилия Дми триевна пишет:

Я в Тюмени родилась,

Здесь и обучалась.

За соседа замуж вышла,

В храме обвенчались.

В храме обвенчались! И это в середине 1950 х годов! Не иначе как по молитвам дедушки, о котором не знавшая его внуч ка Эмилия вздыхает: «За что загублена душа честная, никто не знает, – я тоже не пойму…». Из «частушек» внучки Эмилии мы также узнаем, что, вопреки всем бе дам, женская линия Коровиных-Марусиных-Морозовых – и далее – продолжает жить! – «Дочка есть… Внучки появились… Правнучек ожидаем…» Заметьте, именно правнучек! – Будущих красавиц, умниц, матерей. Да, и учителей, конечно! Ведь дочь Эмилии Дмитриевны тоже стала учителем.

Г.В. Коротаева, г. Тюмень


Наверх

© Православный просветитель
2008-18 гг.