ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало




Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Состояние Православия в Святой Земле

«Тобольские епархиальные ведомости», №19
(1 октября 1882 г.)


Православие в Святой Земле, с четвертого до седьмого века, бесспорно, пережило счастливейшие времена: тысячи пустынножителей жили тогда в пустынях иорданских; религиозная жизнь била здесь ключом, и страна эта была на самом деле истинным родником для всего христианского мира; взоры всех христиан были обращены, в это горячее для веры время, сюда – к востоку, к Святой Земле, Иерусалиму. Но с седьмого века и до настоящего времени Святая Земля была постоянно в тревоге от войн. Сперва магометане, затем крестоносцы, полчища монголов (турки? – прим. ред.) и др. поражали Палестину, и все в ней разоряли и опустошали. Впрочем искони туземные жители были членами единой, святой и апостольской церкви, пользуясь еще при калифах почти независимым управлением, под предстательством патриарха, избираемого ими самими, при том большею частью из туземцев. После покорения турками в 1453 г. Константинополя, и затем – в 1517 г. Сирии, Палестины и Египта, все православные патриархаты вошли в состав турецкой империи и, по местному положению Константинополя, поставлены были в некоторую зависимость от константинопольского патриарха. В 1531 г., по смерти патриарха Дорофея, константинопольский патриарх даже возвел на иерусалимский престол своего кандидата. С тех пор патриархи жили не в Палестине, а в Константинополе. Иные из них и не видали Иерусалима.

Это обстоятельство, как должно полагать, между прочим, было причиной образования и усиления, так называемого, «святогробского братства», или совета греческого духовенства, который ближайшим образом начал заведовать делами иерусалимской патриархии. С течением времени, предоставленный самому себе, совет стал допускать в своей среде раздоры; духовенство, непосредственно ненадзираемое патриархом, стало также падать. А все это, к несчастию, должно было отражаться на православии, ослаблением его в Палестине. В позднейшее время патриархи перенесли было резиденцию в Иерусалим, но усилившееся значение «святогробского братства» много парализовало действия и влияние патриархов... Время для благоприятного действования на пользу православия было, по-видимому, пропущено. По крайней мере, пользуясь отсутствием патриархов в Палестине, те же, например, протестанты и католики стали развивать свою пропаганду, особенно с 30-х годов настоящего (XIX – прим. ред.) столетия.

До этого времени разные миссионеры, английские и американские, приезжали в Палестину, можно сказать, только временно и единично; но в 30-х годах протестантская миссия основалась здесь прочно, и именно – когда в ней появился первый английский консул. В начале февраля 1841 года прусское правительство даже входило к английскому с предложением – соединиться для успехов протестантства в Иерусалиме... Соединения, кажется, не было, но после сего, и особенно с 1860 года, число протестантских миссионерских обществ возросло значительно: с 7 доселе бывших до 75, число миссионеров с 170 до 3500, число школ с 10 до 12000, с 40 тысячами учеников; наконец, ежегодные доходы увеличились с трехсот до восьми миллионов рублей.

В настоящее время протестантство, со своими школами и другими учреждениями, может спокойно выжидать для себя в Святой Земле еще лучшее будущее.

В свою очередь латинство, более или менее всегда поддерживавшееся в Палестине, начиная с самых крестовых походов, в тех же 30-х и 40-х годах настоящего столетия стало усиливаться не менее протестантизма. Римский двор, в 1848 году, поставил даже особого патриарха для Палестины, некоего Иосифа Валергу. Патриарх этот принялся за дела латинской пропаганды с терпением и умением. При помощи довольно богатого католика Ратисбонна, Валерга постарался устроить «сионскую общину сестер». Эта община, по прошествии 25 лет имела уже в Иерусалиме, на страстном пути, огромное здание, в котором доселе помещаются: сама община, церковь, училище более, чем для 100 девочек и сиротский приют, воспитавший доселе около полутора тысяч девочек. Для мальчиков устроен ремесленный приют на месте, приобретенном Ратисбонном у православного патриарха. Даровая раздача лекарств, бесплатные медицинские советы, вечерние классы для взрослых, устройство патронатов и детских конгрегаций под разными названиями, – все это привлекает к католичеству многих православных. Внешняя пышность латинских празднеств еще более предрасполагает к латинству пропагандируемых. За неимением своих школ, православные, в значительной части, отдают детей на воспитание в латинские школы... В 1872 году, в год смерти Валерги, Иерусалим окружен был латинскими монастырями, школами и госпиталями. Латинская пропаганда простиралась даже за Иордан и Мертвое море.

Последняя война России с Турцией послужила также к пользе латинян. Они успешно пользовались стесненным положением православных... Словом, в 40 лет пропаганды, латиняне размножились до следующих размеров. В 1840 году латинян в Палестине было до 2000 человек и до 30 латинских учреждений в разных местах Святой Земли, а в 1881 г. число латинян в Палестине возросло до 12000 человек, а число латинских учреждений до 150. «Достаточно будет немногих лет, говорит составитель записок о Палестине Хитрово, чтобы православие перестало существовать в той именно стороне, где воссияло Солнце правды и откуда свет Христова учения распространился по лицу всей вселенной»…

В самом деле, пока, как мы видели, католичество и протестантство делали в Святой Земле, за последнее время, большие успехи, утверждая прочно свое влияние, покрывая Палестину своими разнообразными учреждениями и считая уже многими тысячами число лиц, обращенных ими, православное греческое духовенство, по отзыву современных посетителей Святой Земли, не только не принимало новых соответственных мер к своему усилению, но и не поддерживало в добром порядке своих доселе, в разное время, созданных учреждений, вследствие чего немногочисленному православному населению Палестины (около 20 т.) угрожает сильная опасность поголовного перехода в католичество или протестантство. С издавна замечаемый упадок христианской религиозности у членов греческого святогробского братства и проистекающие отсюда – подчинение церковных интересов национально-греческим, равнодушие к духовному и материальному состоянию местного населения, отсутствие порядка в расходовании денежных средств и т.п. произвели, наконец, то, что на всем пространстве иерусалимского патриархата не существует православной школы, храмы разрушены или без пастырей; православное население ропщет открыто на греческих пастырей и принимает латинство и протестантство. И на русских поклонников греческое духовенство в Иерусалиме производит крайне тяжелое действие своею разнузданностию, корыстолюбием и бесцеремонным обращением с поклонниками, при выпрашивании у них приношений.

В виду сего внимание православного паломника Палестины останавливается только на православной русской миссии в Святой Земле, ожидая от нее чего-нибудь в пользу православия. И нужно сказать, что русская духовная миссия, существующая в Иерусалиме с недавнего времени, несмотря на различные препятствия, достигла значительных успехов и имеет уже 19 учреждений в важнейших пунктах Святой Земли, посещаемых русскими поклонниками, в числе их одну школу. Этого немного, конечно, сравнительно с огромным числом подобных же учреждений у католиков и особенно у протестантов; хотя и то сказать, что при тех средствах и силах, какими располагает русская духовная миссия, достигнутое ею благоустройство составляет тем не менее отрадное явление, важное особенно для многочисленных наших поклонников, имеющих теперь в Святой Земле доброе пристанище. «В настоящее время, – так пишет некто Ф.Е. в Церк. Вест. (№12-13), мы не нуждаемся, по крайней мере, в гостеприимстве палестинских греков. В Иерусалиме наши паломники живут в своих постройках, богослужение слушается ими на народном языке, обаяние русского имени поддерживается высокими качествами начальника миссии, о. архимандрита Антонина и нашими паломниками, бороздящими Святую Землю».

Но достигнутыми русскою православною Палестинскою миссиею результатами, – как сравнительно ни важны они, – удовлетворяются главным образом насущные потребности только наших поклонников, и останавливаться на этих результатах не следует. В виду усиленной римско-католической и протестантской пропаганды, а равно и недостаточного противодействия ей со стороны иерусалимской патриархии, нашей миссии необходимо обратить свою деятельность и на то, чтобы поддерживать местное население в его верности православию и если не возвратить отторженных от него, то, по крайней мере, остановить переход в инославные исповедания тех, которые не изменили вере своих отцов. Для достижения сказанной цели потребуется, конечно, еще больше сил и средств, чем какими располагает теперь наша миссия в Палестине. Посему необходимо содействие (и самое поспешное) со стороны России, на которую единственно возлагается надежда поддержания православия в Святой Земле, равно как со стороны всякого сына православной церкви, сочувствующего ее интересам и ревнующего о ее славе. Нужно верить, что православные сыны церкви Христовой не допустят рушиться делу православия в Святой Земле, обагренной кровью Христа Спасителя и Его верных учеников и преемников их, проповедавших слово евангелия всей твари и разнесших его из Иерусалима даже до последних земли, хотя в чистом и неповрежденном виде это учение могло сохраниться доселе только на св. Руси, как хранилось оно и в самой Палестине, пока страсти людские не омрачили и не ослабили истинного света православия.

Печатается с сохранением
орфографии оригинала.
Материал подготовила
Екатерина Рассудова


Наверх

© Православный просветитель
2008-18 гг.