ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

    





На начало




Наши баннеры

Журнал "Печатные издания Тобольско-Тюменской епархии"

"Сибирская Православная газета"

Официальный сайт Тобольcко-Тюменской епархии

Культурный центр П.П.Ершова

Тюменский родительский комитет



Ответ советской авиации Берлину в 1941

Начало войны было очень тяжелым для нашей страны. Войска отступали, враг продвигался. Казалось, что советские войска деморализованы и не могут дать достойный ответ фашистам. Однако это было не так.

21 июля 1941 года немецкая авиация совершила первый массированный налет на Москву. Советская противовоздушная оборона успешно отбила атаку, серьезных разрушений удалось избежать. Однако было принято решение наведаться в Германию с ответным визитом.

Бомбить Берлин в августе 1941-го казалось фантастикой. Немцы уничтожили или захватили большинство аэродромов в западной части СССР, уцелевшие находились слишком далеко. Однако под контролем Красной армии, хоть и в тылу у немцев, оставался балтийский остров Эзель.

Смелый план разработали адмирал Николай Кузнецов и генерал-лейтенант авиации Семен Жаворонков. Они рассчитали, что дальним бомбардировщикам хватит топлива долететь до Берлина и вернуться. Операцию назначили на темное время суток. Готовились в условиях строжайшей секретности.

Надо было решить две непростые задачи: удлинить взлетно-посадочную полосу и доставить на остров (находящийся в тылу врага) необходимый запас топлива и боеприпасов. В начале августа из-под Ленинграда на остров прибыли 15 бомбардировщиков.

Три дня экипажи готовились, изучали маршрут, летали на разведку. 7 августа в 21:00 три звена по пять самолетов ДБ-3Ф тяжело оторвались от земли. Шли над Балтийским морем. В бой летчиков повел командир полка Евгений Преображенский.

Лететь приходилось на высоте более семи тысяч метров, чтобы скрыться от немецких зенитных прожекторов. За бортом было 35-40 градусов мороза. Стекла кабин и очки шлемофонов покрылись инеем и льдом. К тому же на такой высоте нечем дышать – летели в кислородных масках. Ударная группа шла на Берлин в полном радиомолчании. Над Германией группу неоднократно обнаруживали, но думали, что это самолеты люфтваффе, возвращающиеся с задания. Несколько раз сигналили прожекторами, предлагая сесть на ближайших аэродромах.

Столица фашистской Германии встретила бомбардировщики уличной иллюминацией: еще совсем непуганые немцы не соблюдали светомаскировку. Машины шли как на параде, не встречая никакого противодействия. 8 августа в 1:30 пять самолетов сбросили бомбы на военно-промышленные объекты в центре города, остальные отбомбились по предместьям. Только через несколько минут германская противовоздушная оборона начала работать по невидимым с земли целям.

«Произвожу бомбометание! Как биение сердца отсчитываются импульсы отделяющихся ФАБ, – вспоминал штурман Геннадий Молчанов. – Самолет в правом развороте, видны взрывы наших бомб. Берлин уже очнулся. Работает громадное количество мощных зенитных прожекторов. Заградительный огонь зенитной артиллерии, но, к нашему счастью, разрывы ниже эшелонов наших бомбардировщиков. Видно, что ПВО врага не разгадала нашу высоту и весь огонь сосредоточили примерно на 4500-5000 метров».

Проконтролировать результаты бомбежки не удалось: немцы все же нащупали нужную высоту и били прицельно. Бомбардировщики легли на обратный курс, а радист Василий Кротенко открыто передал в эфир историческую фразу: «Мое место – Берлин! Задачу выполнили. Возвращаемся на базу!» Через несколько часов все самолеты сели на родном аэродроме. Без потерь.

Конечно, небольшая группа бомбардировщиков не нанесла серьезного урона военной промышленности врага. Но налет произвел огромный пропагандистский эффект. Хотя немцы долго не признавали, что их бомбили «восточные недочеловеки», в Берлине перестали чувствовать себя неуязвимыми. Германское командование утверждало, что Берлин атаковали аж 150 английских самолетов.

Британцы в ответ заявили: «Германское сообщение о бомбежке Берлина интересно и загадочно. Так как 7-8 августа королевская авиация над Берлином не летала». Чуть позже о результатах операции доложило Совинформбюро. Отрицать очевидное было уже бессмысленно.

Гитлер был в бешенстве. Разведка определила, откуда летели на Берлин. Фюрер приказал уничтожить аэродром на Эзеле – в сентябре немецкие войска высадились на острове и к октябрю заняли его полностью. Однако к тому времени ВВС СССР успели совершить девять налетов на германскую столицу.

Советская авиация тоже понесла потери: были сбиты 17 самолетов. Руководство СССР по достоинству оценило подвиги летчиков: 13 летчиков наградили орденами Ленина, 55 – орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Героями Советского Союза стали пять офицеров.

Существует мнение, что фашисты продумывали варианты массовой бомбардировки Москвы химическим оружием. Но когда стало понятно, что и Берлин уязвим как для советской, так и для британской авиации, немцы отказались от его использования.

По материалам сайта
РИА Новости


Наверх

© Православный просветитель
2008-22 гг.